Мак ✍.

ГЛАВА 4: «МАК»

Азат остановился, покуривая на свежем весеннем воздухе. Он опять забурился в глубокий лес в поисках редких наростов деревьев для нэцкэ. Он внимательно оглядывает зарастающие листвой деревья и замечает красное пятно внизу под холмом. Как красное море, поляна горит миллионами огненных маков.

В теньке, под плачущей ивой, на краю поля стоит художник и ласково трогает холст грязными руками. Азат тихонько подкрадывается, пока художник его не заметил и наблюдает за чужой работой. Художник не бубнит не напевает, он только хлюпает краской, затем отрывается и подолгу смотрит в огненную поляну, будто насыщаясь энергией света.

— Ты художник? — разлепляет незнакомец долго молчащий рот. Он оказывается заметил Азата, — я Никиток, а ты?

— Азат, да, я тоже крашу, — подошёл Азат поближе, чтобы рассмотреть картину. Из-за сильного контраста дня, Азат сразу не увидел насколько яркая оказывается эта картина.

Никиток медленно оборачивается к нему, делает из измазанного краской кулака дырочку и через нее оглядывает Азата. Его открытый глаз блестит точно чистый брилиант. Щеки Никитка изрезаны бритвой, наверное раньше Никиток постоянно брился второпях. Во рту торчит давно погасшая самокрутка, заросшее диким взъерошенным волосом лицо выражает терпеливое любопытство.

— Хорошее состояние! — хвалит Азат картину, — я смотрю, ты руками работаешь, интересно!

— Ничего интересного, каждый работает как умеет, — возвращается Никиток к полотну.

Тут Азат замечает, что краски у художника в этюднике лежат в строгой цветовой последовательности, прямо как клавиши на пианино. Цвета на палитре, как шахматная доска, в каждой клеточке намешан свой оттенок.

— Да он же слепой, или очень плохо видит! — понял Азат.

— Состояние блин, быстро уходит! — жалуется Никиток на скрывшееся за облака солнце. Видимо решив, что наступил вечер.

— Щас вернется, — всматриваясь в картину обещает Азат.

Картина полностью отличалась от того, что можно бы было вообразить, посмотрев на маковое поле. Даже если специально извращать общее представление о цвете, так попасть, со свежестью восприятия и передачей состояния натуры невозможно. Это действительно удивительная работа.

— Хочу попробовать ночной пейзаж как-нибудь, — делился Никиток планами, — звезды очень люблю, и свет от них на деревьях, очень необычный цвет дает.

— Я только акварелью пейзажи пишу,- Азат представляет себе, как бы Никиток написал ночь, — маслом в основном из головы.. Снатуры в институте на пленэрах написался.

— А вот я только с натуры крашу, мне нужно чувствовать состояние чтобы не думать — делает Никиток сильный мазок всей ладонью изображая облако. Оно получилось мясистое как летящая кость.

— Правильно что дерево не взял, — указывает Азат на стоящий в центре поля дуб, — он бы все внимание забрал с маков!

— Да, я тоже так подумал, — врет Никиток всматриваясь в красное пятно, которое он видит вместо поля. — тут главное свечение поймать, а тень от дерева все бы только испортила. На самом деле он не может разглядеть этот дуб.

— А из головы ты что пишешь? — вытирает Никиток руку об штанину, поворачивает голову и застывает с приоткрытым ртом, видимо пытаясь увидеть, где стоит Азат.

— Ну я тебе показать могу, — Отвечает Азат от правого плеча Никитка, — я сейчас у Николая Михалыча живу, приходи посмотреть.

— Да, согласен, картины нужно смотреть, — успокаиваясь за положение Азата возвращается Никиток к картине, — рассказывать нужно рассказы.

— Но я не только маслом работаю, — Азат вынимает из кармана деревянную фигурку, — еще такие штуки режу.

Никиток подимает нэцке к глазам и опять через дырочку в кулаке внимательно ее осматривает.

— Оборотень! — угадал наконец Никиток, — интересная фигурка. Покупают?

— Да, это нэцке, точнее катабори, обычно вырезают оборотней барсуков-тануки, а я делаю черепах-окамэ. Спрос есть, я их делаю из наростов на деревьях, ты не видел наросты?

— Нет не встречал, — мотает головой Никиток, он пытается запомнить новые слова, — но я же специально не смотрел, если попадутся я тебе принесу!

— А ты всегда с натуры работаешь ? — внимательнее смотрит Азат краски на палитре, — Никиток не видит, и смешивает цвета не до конца, поэтому у форм вещей на холсте есть своего рода неспециальный как бы перламутровый шлейф а иногда голый цвет.

— Да дома жена не дает работать, — подходит Никиток поближе к картине, чтобы не потерять мольберт:

— Но если честно, не пробовал никогда из головы писать, фантазию трудно мне усмирить, нервничаю сразу, на натуре все понятно, вот же, все тут! Зачем себя изводить?

— Мне нравится! Очень хорошо передано именно свечение. Будь это пленэр я бы тебя отметил!

— Спасибо, очень рад от другого художника такое услышать.

— Ладно Никиток, пойду наросты смотреть, а то уже назад иди пора.

— Пока Азат, я к тебе зайду — Улыбается Никиток, махая черной рукой.

Азат идет вдоль поля, надеясь найти более пологий польем, вруг раздаётся выстрел. И карканье ворон. Он инстинктивно вжимает шею оборачивается. Никиток стоит с вытянутой рукой держа револьвер.


«Осенний кочевник» — Повесть

Глава 1: «Фабрика Черепах»

Глава 2: «Слепой охотник»

Глава 3: «Глаз Земли»

Глава 4: «Мак»

Глава 5: «Продавец Гвоздей»

Gadelshin Azat
«Первый луч» х.м.50х50.2020. художник Гадельшин Азат. Таруса. «The first ray» oil on canvas 50×50.2020. artist Gadelshin Azat. Tarusa.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.