«Волна Хокусая»/ «The wave of Hokusai» -ART AOGAMI

"The wave of Hokusai" tech: aogami, аrtist: Timur Gadelshin.
«Волна Хокусая» 2009г. «18 х 23 см, техника аогами. Эскиз: Кацушика Хокусай, художник: Тимур Гадельшин. «The wave of Hokusai» 2009. «18 X 23 cm, technique aogami. draft : Katsushika Hokusai, аrtist: Timur Gadelshin.

Картина «Волна Хокусая» выполнена по гравюре «Большая волна в Канагаве» художника Кацусики Хокусая.

Отрывок из романа «*********» над которым я сейчас работаю, если быть точным работаю над последней главой.Отрывок посвящен Хокусаю:

За столом справа сидит Тигра, за ним у самого окна пугливый Пяточек озираясь смотрит в приоткрытое окно. С права Вини-пух с ним вместе сидит вредный Кролик. Они пьют теплое большое пиво из одноразовых прозрачных стаканчиков, на газете распоротый копченый лещ пахнущий дымком на все купе.

— Он бы не стал из-известным если бы не поехал в Арль, именно картины сделанные в Арле и конечно неприличные выходки сделали его тем чем он является. — Продолжает Кролик жуя хороший кусок леща — Тут есть случайность, плюс удача. Ведь часто биография делают художнику имя.-

— Не думаю что это случайность, скорее путь — Вдумчиво отпивает пиво Пяточек пищащим голосом экскурсовода — Посмотри на Гогена. Они с Винсентом практически одновременно увлеклись Хокусаем. И именно эти два художника вырвались наверх, сами став вершинами, а все кто был рядом так и трутся одной массой. Их линии точность в цветах и формах, четкое разделение планов и камерность композиции прямо горят японской школой. Я считаю, «Волна» это недостижимая вершина идеальной линии, композиции, правильных пропорций условности и реальности. Это абсолют который никогда уже не удастся превзойти.

Грохот за окном мигают пролеты железнодорожного моста над гигантской бело-голубой рекой, летит стая аистов у одного из них что-то большое в клюве напоминающее узелок.

— Может водки — Трогает Тигра за горло бутылку в алкогольной корзине. — Чета теплое пиво, плохо идет.-

— А давай ерша сделаем! — Согласился Кролик выплевывая тонкую рыбью кость на стекло — Ото не пива ни водки не охота.

Тигра болезненно жмурится будто делая себе клизму и разливает всем по пиву, аккуратно отмеряя добавляемую водку стаканчиком с царапиной.

— Огурчики — Горяче выдыхая носом поднял на стол Вини банку — Лучек, вот соль.-

— Ну что за Пленэ́л?!- Подняла компания полные стаканы — Будем!

Вини-пух пьет легко двигая ушами на макушке его вид практически не меняется вместе с опьянением. У Тигры повис хвост дергающийся до этого в нерве . Кролик Вздрогнул где-то на середине стакана справившись с защищающийся телом с помощью напора, затем быстро макает лук в соль и быстро жует. Пяточек пьет опытно через трубочку не торопясь.

— Доброе утро. Чай не хотите ли!? Есть лимон молоко.- Заглядывает в купе коварный старик с желтыми глазами, острыми крылатыми ушами длинным тонким носом. Рыжая борода скрывает огромный неровный рот из которого торчит извилистая тлеющая трубка из морской пены. На голове зеленый цилиндр с золотой пряжкой. Зеленый костюм в золотую клетку, короткие шорты к нему. Из шорт торчат крепкие ноги в белоснежных баварских гольфах. Исцарапанные до глубоких трещин башмаки потускневшие от постоянной сырости с блестящими пряжками как на шляпе. Сверху костюма надета казенная жилетка с гербом золотого вагона «Schweizerische Bundesbahnen» имя Тео Меер.

— Нет, мы пиво пьем- Разжевывает хрустящий огурец Кролик — А нет газеты? Нам под рыбу.-

— Занесу. А не хотите ли сувениры купить? —

— Ой нет,. Мы сейчас интересную тему обсуждаем может потом?!-

— А что за тема? — Мягко заходит Тео в купе, цокая пряжками. — можно послушать?

— Плошу! — Подвинулся Тигра.

В окне сверкают зеленые луга с коровами в черных пятнах. Панорама заполнена желтком солнца купающимся в белом креме облаков, на склоне лежит бесконечный снег искрясь как соль. Изломанный хребет гор плавно проходит, дальний статичный массив скал. Свежесть тысяч родников заросших несъедобной травой затекает через открытое окно.

— Если разложить путь искусства ,— Раскладывает Вини газету — Получаеться что современные художники топчутся на месте застряв между двух тропинок: чужего пути, и авторитетами диктующими какая тропа ведет к вершине. Три пути, еще желанием нравиться зрителю.-

— Ты сейчас говоришь как обиженный художник! — Надменно смотрит на него Кролик думая о своей обиде — Так было всегда..-

— Я договорю. — Пытается удержать мысль Вини — Такая ситуация была не всегда, раньше.. Да вообще при чем здесь раньше?! Чтобы считать себя художником, нужно овладеть в совершенстве построением реального мира. Мир художника, какой бы фантастичный он не был, имеет законы, имеет плотности, он имеет реальность. Чтобы все это суметь передать, нужно уметь изображать в совершенстве то что ты видишь, чувствуешь, замечаешь, ты должен быть уверенным в своих силах и рисовать вообще не задумываясь любые объекты или состояния со всеми важными деталями, точностью. Потому что в своей вселенной ты «Создатель». Уверен любая вселенная если ее изобразить искренне способна вызвать восхищение, благоговение даже трепет, нужно просто уметь рисовать. Тут же выглядит так что Мастера которые упорно работают ищут идеалы, затаптываются дилетантами прячущими бытовую лень под «я так вижу». В искусство залезли всякие кляксы и откровенный лобок, домашние бабки пейзажисты.-

— Рисовать Эпично — Отпивает кролик пиво закрывая лицо стаканом. — Очень авторитарно и недалеко, всю абстракцию грести под одну гребенку. А Пяточек вообще считает что Хокусай уже нашел, «Абсолют» и поэтому можно складывать мольберты.-

— Выглядит что так — Шмыгает пяточек оставляя трубочку — Вангог и Гоген оказались у папаши Танги первыми. Увидели гравюры и сразу поняли что это оно. Потому что они оба учились смотрели искали их интересовал сам путь живописи а не мнения других. Это уже потом когда их картины взлетели в цене, искусствоведы стали вылизывать их имена, всякие там Моне, Ренуары тоже вдруг опомнились, но поздно эти вершины оказались заняты. Любители даже не пытаясь учиться лезут сюда же закатывая глаза, изображая все черты гениев но не понимая что эксцентричность не показатель а лишь шарм который находят у гениев из-за того что внимательно наблюдают за ними —

— А как же серия «Руанский собор» ? — Нашел Кролик пример — Это ли не открытие Моне? Это ли не вершина импрессионизма, передать разные состояния света, столько работы, страданий. —

— Второстепенно. Это лишь Дихлафос на Серию «Тридцать шесть видов Фудзи» — Ухмыляется готовый к вопросу Пяточек — Созданы за долго до того как Моне вдруг придумал, передать состояния собора серией. А затем еще устроил долгое нытье по поводу того как ему оказалось тяжело день за днем возвращаться к работе. —

— Несогласен, но допустим. А Дали, где у Дали вы ведите Хокусая, вот он уж точно сам по себе. Посмотрите на то как он видит мир, вот вам вершина не хуже а то и выше …

Купе вдруг взорвалась пиратским хохотом в котором поучаствовали все включая Тео. Молчат только озирающийся Кролик а Кирилл прослушал раздавливая взглядом половик, он пытается увидеть «Волну». Очень странно, я вижу все «сто видов Фудзи» но не вижу «Волну».

— Дали вообще не художник — Больно хлопает Вини Кролика по плечу- Ой мама, нашел кого вспомнить, ну дает!-

— Усатый, глазастый пелдун — Добавляет Тигра свое мнение заливаясь слезой умиления. — Ты бы еще Уолхала вспомнил долб-б!-

— Простите мне надо в туалет — Вскакивает Кролик колко выдавливая мягкими коленками Пуха с продавленного места. Его уши пружинят качаются. Он семенит огромными пьяными ступнями, царапая ковер. Затем хватается за приоткрытый рот и ныряет в коридор откашливаясь, может быть рыбья кость.

— Дали его длуг навелно. — Шепчет скаля зубы Тигра — Лаздавили больные яйца!-

— Ну а че тут сопли разводить — Не понимает Вини разводя добрые лапы — Это пусть искусствоведы друг другу лапшу вешают мы же взрослые люди,. —

— Вот именно, искренность …-

— Простите — возвращается умывшийся в неудобной раковине Кролик — Рыбья кость, прилипла. —

— Я тут увидел аналогию: «Ад и рай»- Смотрит узкими глазами Пяточек на садящегося Кролика. — Ад для «художника» это тот кисель бульон в котором варятся остальные смертные: Дихлофосники, подражатели, любители, самоучки, мамины художники. Они создают вокруг себя жирный пузырь лжи, самообмана, заинтересованной лести. Рай же подняться на вершину «Фудзи». Туда много уже притоптанных троп но наступать на чужие следы унизительно, слабо и опасно потому что чужие следы скользкие, ты скатываешься все ниже и ниже когда наступаешь в них. А склон становиться все круче и круче. Поднимаясь сам, ты становишься все сильнее, уверенней а когда ты на верху ты встретишь Хокусая с прутом, он оценит проделанную работу, и если он промолчит ты воспаришь над всеми в полной недосягаемости как Кристалл!!! и это уже навсегда ты новая вершина тебя созерцают ты абсолют, ты созерцаешь достигнутое и восхищаешься.-

— На верху Хакусай!!!Но я не считаю «Волну» абсолютом- Снова взялся за рыбу Кролик.- Я сам эталон для себя у меня нет кумиров, и мне незачем лезть на фудзи.-

— Именно так и поступают Дихлофосники -Предупреждает его Пяточек — Это и есть жирный пузырь самообмана! А «Волна» будучи вершиной станет нулем высоты когда ты воспаришь ты будешь Журавль.-

— Немыслимо — Трет Пух свою макушку — «Волна ноль, ну ты жгешь»!

— Волна Волна Волна что вы все заладили?! — Злиться кролик.

— Если увидишь Волну Хокусая — Пьяно Тролит Тигра — убей ее —

— Ладно ребята надо другие купе обойти — Встал вспотевший Тео — Я все равно ничего не понимаю. Пойду обойду вагон, пока начальник поезда не заметил.-

— Тео, а вам какая живопись нравиться? — Остановливает его Пяточек из-за плеча Тигры. — Какие картины вы любите?-

— Мне нравиться который золотом пишет, баб с обнаженной грудью — Глубоко выдохнув, вспомнил картину Тео — Нравятся позы, золото орнаменты конечно!-

— Густав Климт?! — Ухмыльнулся Тигра — Баба с лозовым соском и челными волосами.-

— Наверное. Баба еще башку в руке держит! — Аккуратно смотрит Тео

— Это опять сто процентный Хокусай! -Поднял вверх указательный палец Пяточек. — Опять «Волна»-

— С чего вы взяли — Вдруг взрывается Тео несогласием — При чем здесь Одержимый вообще? —

— Откуда вы знаете что Хокусай это Оделжимый?- Смотрит на него выпучив глаза Тигра.

Тео думает. Друзья переглядываются удивляясь такой метаморфозе проводника. Кирилл, видел его где-то раньше, как впрочем и весь этот мир. Наверное я и есть «Волна» если я ее не вижу, или я портрет «Викинга» или я Кнут или я или. Тео стоит зажег трубку, слушает стучащие рельсы затем вдруг раздался далекий гудок:

— Да. Согласен что Хокусай гений, что он достиг совершенства. Бесполезно пытаться превзойти его. Убить волну Хокусая, невозможно, она уже есть, она в голове ее нельзя вычистить или забыть или исказить, это «Философский камень» живописи. Но я не виноват что видел ее, и это несправедливо говорить что в моих работах нет моих собственных линий.-

Тео проверяет красное лицо садясь обратно рядом с Тигрой, проигрывая разные мысли из прошлого. Он дергается и вздрагивает, каждый раз снова и снова смотря на неприятный момент.

— Думаю это общая трудность— Определил Пяточек — Мне например до сих пор непонятно как Хокусай дойдя до цели не исчез?! Как исчез «Невероятный дихлофос» в статье Габриэля Гарсия Маркеса. И почему художники видя что это итог, по сути достигнутая аксиома живописи все пытаются и пытаются достичь ее опять, теряя время в пустую не понимая что тут уже нечего искать. Не понимая что нужно идти дальше отталкиваясь от «Волны» как от нуля способностей.

Автор: Тимур Гадельшин

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.