«Фабрика Черепах» ✍.


Глава 1 — «Фабрика Черепах» первая часть из серии рассказов — «Осенний кочевник»

      Небольшой поселок «Лун» находится в лощине заросших лесами гор, есть и лысые холмы,  как на обоях Windows. Самая высокая гора «Атач»,  по форме точно повторяет «Фудзи»,  возвышается над всем этим, примагничивает взгляд, заставляя по долгу смотреть. Особенно зимой,  когда листья осыпаются,  «Атач» темный, фиолетовый, почти черный.  Именно из-за этого явления у местных жителей голова все время повернута на один бок, правый или левый , как удобнее. Интересно что женщин живущих в «Муне» почему-то называют лунками, а мужиков лунатики почему,  так не знаю.

      Когда вы живете в Луне,  «Атачь» постоянно появляется в поле зрения,  как второй нос. Сначала это кажется неудобным, но пожив пару недель это становится как челка, ну есть, ну и что. Конечно, река, называется «Мунная» Черная глубокая река полная рыбы, раков, а осенью поверхность заполоняют бесчисленные утки и гуси. Если вы бы приехали в Лун летом, вы бы подумали, что вы в Колумбии. Множество оврагов, проточных родников, непролазных зарослей ежевики, самой разной съедобной травы, ягоды, орехов, грибов и конечно животных ползает по лесу. Весной Лун становится настоящей Японией из-за цветения кислой сливы, розовой черешни и мелкой горной вишни, овального кизила и конечно черной и бежевой шелковицы. Мелкие кусты терновника полны ушастых кроликов. А Атач весной отодвигается дальше от «Луна» заплывая ажурной женственной дымкой.

         Мы переехали сюда, из-за меланхолии Отца. Он захотел излечится после большого провала на конкурсе. Он не писал маслом вот уже второй год, и это буквально съело его, он ударялся в мелкие халтурки, подработки, ища себе покой, в однообразном труде.  А ведь «Мун» это настоящий рай для художника — живописца:  водопады, сосны, дубы, дивный горный воздух, множество родников и туманов. Но отец не писал с натуры, считая мир полностью изученным для себя.

 — Они срисовывают пейзажи потому тупые, им надо рисовать сначала подучится!

     Но не все так радужно однако. В Муне оказался и деготь, об одном из которых Азат не успел узнать и сам того не зная помог истребить. В поселке уже восемь лет орудовал хитрый злодей рецидивист которого называли «Сука -Сукуб» Стоит девушка у калитки, семки щелкает, отвернулся буквально пшена свиням насыпать, а от красавицы только калитка одиноко скрипит. Потом пропавшая возвращается в засосах, лохматая. 

Что с ней делали? Самое странное,  что женщины всегда молчали, обидчика не помнили, а может и впрямь не понимали кто это сделал. По непонятной причине женщины любого возраста от него дурели. Дурели как кошки от валерьянки. Толи железы у негодяя особенные, толи и в самом деле «Сука-сукуб» он, а может парфюм какой ни-будь, как в фильме «Парфюмер».  Много догадок короче. Малейший недогляд — и «Сука-сукуб» уводит свою новую жертву. 

     Серию загадочных похищений, неуловимого «Сука-сукуба» оборвал продавец Арбузов — Адель Ниязов. Друзья его звали «Сардель». Сардель приехал на большом расхлябанном синем Зиле. Выбрал хорошее место под колючей акацией, откинул крышку, написал цену на картонке и стал ждать покупателей. С Сарделем была его четырнадцатилетняя дочь,  Джимагуль Шарипова, она спала в кабине грузовика. Мама Шариповой недавно умерла от долгой болезни, и он,  чтобы не переживать за осиротевшую дочь,  взял её с собой.

— Мне Десять штук! — Блестит Азат красным велосипедом «Десна».

— Хорошо, — Одобряет Сардель — Я тебе выберу хорошие, не переживай.

— Я сам выберу, — Не хочет Азат,  и залезает в кузов.

— Ты не веришь чтоли? — Поднимает ладонь Сардель.

— При чем тут вера? — Не понимает Азат и бьет арбузы костяшками, выбирая звонкие.

— Ладно, выбирай, — Раскрывает сетку Сардель, оказывая возможную помощь.

— Вот деньги,  — Дает Азат с перегруженным велосипедом.

— Не хватает. Нэа, — Мотает головой Сардель — Завези пожалуйста.

— Ты посмотри сколько я взял! — Морщится Азат, ему не хочется мотаться по жаре, его ждет однообразная работа.

— Нэ, мне деньги нужны! — Проверяет Сардель кабину где спит дочь — И потом ты самый сочный забрал! Сам стучал, хороший арбуз!

— Блин!  — Не знает что делать Азат, и уже хочет вернуть один арбуз, как вдруг вспоминает — «Ниндзя черепашка!». Тогда Азат зарабатывал отливая из гипса и раскрашивая фигурки знаменитых черепашек.

— Вот, — Достает пеструю поделку за шнурок -Такая штука десять рублей стоит!

— Красивая! — Крутит Сардель подделку перед глазами — Идет! — Кивнул головой Сардель.

Сардель продал еще несколько арбузов, стало жарко, ни ветерка не облачка. От жары дочь наконец проснулась.

— Привет пап! — Улыбается дочь через зеркала заднего вида — Покупают?

— Доброе утро доча, Берут конечно! -Наслаждается её красивым лицом Сардель:

Джимагуль иди-ка сюда, красавица. —

Дочь ловко прыгает и подбегает шурша платьем на горячем ветру.

— Вот тебе — Вручает дочери «подарок»

«Черепашка ниньзя» — Примеряет на себя дочь — Блин,  пестрая какая, спасибо пап!!

Целует папу Джимагуль, а в глазах взмокли две большие капли. Я знаю, знаю — Гладит дочь по голове Сардель. -Мама смотрит на нас милая моя.

Их уединение прервала Тетя Мотя: Милок выбери ка мне послаще, полосатика!

Так шел день,  они поели чебуреков с лимонадом и Сардель захотел немного полежать хотя бы минут двадцать.

— Иди пап я справлюсь — Садится как взрослая Джимагуль на край кузова.

Сардель смотрит за дочерью в зеркало заднего вида, дочь крутит черепашку перед лицом напевая колыбельную на татарском,  которую мать Джумагуль пела на смертном одре. Сардель укусил кулак, горячие огромные слезы потекли по его армейской робе, от вида слез он еще сильнее заплакал, и в этих чувствах провалился в дрему. Его накрыло непонятное видение,  как его дочь похищают люди в черных майках. Доктор с медсестрами лапает его единственную драгоценную Джумагуль,  он брыкается стряхивая мух с губ, в палате повсюду катаются плохие арбузы, плохие, потому что он с одного взгляда легко может понять каков арбуз внутри. Жена зовет Сарделя пробудиться:

— Сохрани нашу дочь, не пусти, пусти — Услышал Сардель через сон

— Нет я сама выбиру вам — Не пускает Джимагуль

— Мин сине ярармын — Отвечает неизвестный вне поля зрения.

Джимагуль в панике прыгает, бежит к реке а тень у нее двойная будто спереди на ней кто-то сидит.Сардель бьет ногой, пытаясь выравняться в неудобном сиденье корчится хлопая сухим ртом, наконец выкорчевывает затекшую руку из под себя, мутными глазами смотрит в зеркало — кузов пуст! Нет! — он дергает ручку и пинает дверь одновременно рука вся свиристит бисерными вспышками, боль адская. Сардель бежит к кузову — пустота. 

-Доча-а !  Джимагуль!  Джимагу-уль! — орет он как может. К реке, скорее!  Как в видении, но дорога вдоль реки пуста, он бежит что есть силы смотрит: «Черепашка ниньзя» лежит прямо у куста!  Сразу прыгает в куст через густые ветки,  видит там крутой берег, а внизу —  лысый в плаще торопливо лобзает прекрасную Джимагуль, уже одежду сымает.

— Сука,  я тебя убью,  убью- Взрывом гнева ревёт  Сардель и без разбора прыгает прямо по глиняному свалу через колючие ветки. Лысый подпрыгивает как огромный кот и бегом убегает вдоль воды,  быстрый скотина! Исцарапанный Сардель с дочерью молча идет через ждущих покупателей, хлопает бортом,  и укатывает,  оставляя пыльное облако. Он видел этого «Сука-сукуба» раньше и не раз, ну конечно это  — Банщик!    

   Михаил Щетинин,  скромный вежливый, неудачник мямля. Щетинин продавал билеты в бане, выдавал тазы, дорого предлагал хлипкие веники, бесплатно раздавал только газеты для подстилки. Сардель узнал его не по лысине а по оторванному карману плаща. Любопытный Шетинин подходил к нему уже сегодня,  когда они с дочерью обедали. Он так притерся к кузову, что порвал карман, — На Джимагуль засмотрелся подонок — понял Сардель.

     Этим же вечером Сардель вернулся в Лун на темно-фиалетовой, стремительной девятке,  вместе с ним три продавца арбузов. Все курили и матерились на непонятном языке, самый здоровый колотил хлипкую панель кулаком так что стук слышно сильнее гула машины. 

Всю ночь истязали Щетинина но «Сука сукуб» оказался прямо неубиваемый. Любому нормальному человеку хватило бы и трети нанесенных увечий,  а этот снова очухивался и бубнил непонятные монологи. Пять утра,  пора возвращаться.  Месть конечно хорошо, а торговать надо, арбузники посадили живучего банщика на муравейник примотав руки проволокой к дереву и уехали. Следующим вечером вернулись с лапатами, чтобы закопать упыря. Всем не терпелось увидеть его мертвым. Подходят к месту,  а банщика нет, остался только смятый по форме банного таза муравейник, проволока за деревом по форме запястий а самое удивительное вся одежда включая трусы, башмаки и гольфы и все сложено аккуратно лежит возле муравейника. Прямо как в фильме «Терминатор», только Шетинин не появился,  а смылся. Арбузники излазили все вокруг: никаких намеков на банщика, ломанулись в баню. Нашли кучи дырок в стенах для подглядывания и непонятные записи на латыни. Никаких больше странностей не было.

— Выжить он не мог, я ему сардельку, отрезал ты сам видел — Успакаивал Сарделя Куаныш 

— Я все видел, — Убивается Сардель. — Но когда мы уходили он был все еще жив, надо было его все — таки сжечь а не на муравейник сажать. Нечисть в видиках всегда сжигают.

— Он мог и не сгореть, — Не соглашется Куаныш — Вспомни фильм «Омен», там вообще нужно было семь специальных ножей втыкать, причем в церкви, в католической!

            Азат прикатил арбузы в дом и сложил под кроватью потом разжег печь, поставил чайник и сел за столик под черешней. «Атач» темно синий, уходит круто в небо там на вершине холодно, наверное идет дождь а может это снег. Он вздохнул,  открыл баночки из под детского пюре,  и стал раскрашивать «Ниньзя черепашек»: Микельанджело — оранжевая повязка, охристые нунчаки добродушный весельчак, его Азат не очень любил раскрашивать,  ну а что делать, его лучше всего покупают. Он покрасил сразу троих Микельанджело,  чтобы был запас и подольше не пришлось к нему возвращаться.

— Так ладно, теперь нужно сделать еще по два Рубенса, ой Рафаэля,  и два Донателло. Леонардо не нужен, его плохо покупают, возможно нужно будет переделать модель черепашки. Вдруг его окутал дым. Азат обернулся, из сарая за домом валит белый дым, который усиливается, он вскакивает и бежит проверить, там любит играть сын Тимур, мало ли что?! Когда он открывает задымленную дверь сразу понимает что это не просто дым а начинающийся пожар горят дрова, занимается левая стена — Вовремя заметил! — Заливает Азат очаг возгорания и разбрасывает тлеющие дрова.

— Что случилось? — Не понимает красный от испуга Тимур, он удивленно наблюдал через окно за суетой.

— Идем-ка, — Хватает Азат сына и отводит почему то к колонке, снимает ремень и два раза садит по жопе. Тимур молчит, он знает что объяснять бесполезно, никто кроме него не крутится в сарае.

— Больше в сарай не ходи ! — Строго советует Азат и возвращается в сарай проверить, чтобы случайно не осталось тлеющих угольков. Дым уже рассеялся, Азат смотрит на разбросанные бревна, он сожалеет что так обошёлся с сыном, поэтому задумался, вспоминая своего отца. Его взгляд скользит по мокрым разбросанным дровам черной подгоревшей стене. Дрова состоят из старой бородавчатой груши. Он вспоминает что забыл закрыть краску и захлопывает дверцу.

      Рафаэль — Самая классная из всех фигурка, красная повязка. «Дайто» — Азат наносит на мечи беловатую краску, проводит две полоски изображающие блеск стали. И тут в его глазах снова всплывают наросты на обожженном грушевом полене. Нарост отложился в уме как лысина монаха, второй нарост как грецкий Орех. Он задумчиво докрасил черепашек, закрыл баночки и посмотрел на «Атач»,  гору не видно из-за белой пелены. Надвигается дождь. Азат сложил инструменты в коробочку и пошел кушать. Дождь шел два дня и Азат завис дома, он листал журналы по искусству, затем немного полепил из пластилина, его голову мучала пустота, которую он не мог понять, что-то тут рядом прямо перед глазами, — Что это? Он отвлекся от мыслей из-за страшного визга, старшая дочь Дина забила Тимура под кровать и пытается выковырять его от-туда шваброй, тыкая со всей силы, у нее из носа капает кровь:

— Подкидыш, вылезай, я тебя тоже должна ударить, иди сюда!

— Я тебя изобью когда ты будешь спать, стерва — Кричит невидимый Тимур

Эти ссоры начинаются обычно без причины,  это своего рода психологическая разрядка: — Но от чего дети разряжаются? Непонятно. — Грудной сын Чингиз спит спокойно не смотря на шум, если проснется, придется его успокаивать:

— Диана прекрати! — Выдергивает Азат швабру из рук — Найди себе другое занятие.

Тимур вылез из под кровати и попытался ударить Диану ногой, пока отец тут.

— Не надо — Вспомнил отец как отлупил его, он никогда раньше его не лупил и сам не понимал,  как так получилось. — Пойдем со мной.

Они пришли в сарай и стали раскладывать бревнышки, Азат никак не видит того бревна. Вот уже вся стопка лежит на месте. На полу остались только крошки и следы гари.

— Все я пойду? — Уходит Тимур за спиной.- Я к Сереге.  

— А ты бревно не видел с двумя шишками? —

— Я его себе взял, — Удивляется Тимур — Хочу из него автомат вырезать, эти две шишки как ручки торчат.

Азат задумался, он не может понять,  как из этого бревна можно сделать автомат.

— Я тебе вырежу автомат, отдай бревно я тебе вырежу М16.

— Ладно, — Согласен Тимур и заходит в глубь поленницы, ковыряется за дальним стеллажом с дровами,  и наконец достает его.

Азат держит бревно не понимая еще на что он смотрит,  два дня схлопнулись до одного момента — волшебное чудное бревно, бесценное! Он дождался когда все улягутся спать и закрыл за собой дверь.  Бревно лежит на столе настоящее, обожженное в следах от ножа, Тимур пытался резать, но груша это плотное дерево, его не так та просто резать. Азат постепенно присаживается достает инструменты и в упор осмотривает наросты. Фигурки прямо тут их нужно просто достать из полена, он их буквально видит. — Это как по очертанию сумки можно понять что в ней.

Пять утра

— Азат ты чего не спишь? — заглянула к нему жена Эльвира.

Азат сидит и скрупулезно вытачивает Маленького Фугутаку: спереди Старичок сзади черепашка, оборотень.

Я хочу еще немного поработать — Говорит он сам себе. Его никто не спрашивал, он просто вспомнил про семью. Азат увидел свой «Триумф»: он идет через ряды Критиков, искусствоведов, академиков и заслуженных художников. В Ультрамариновом трико, на плече красная лента с надписью «Расстрелянный оркестр» он заходит в луч прожектора  и встает на виду у следящей толпы:

— Сейчас Они меня объявят сейчас!

Вдруг встал его понимающий друг Витя Портнов

— Это у него на вышке буденовец! — Прожектора улетают на Сафиуллина, Азат остается блестеть глазами в темноте, отсвечивая синими трико с отосланной лентой.

       Азат просыпается в постели. Диана с визгами лупит Тимура на кухне. Он встает — его мысли полностью застряли в полене. Открывает дверь нецкэ тут. Берет миниатюрный предмет, гладкий нежный живой Фугутаку. Проверяет полено, вместо нецкэ зияет дыра вторая нецке ждет своей очереди. Азат садится, поправляет ножи, — Нужно разложить инструменты — и замечает окно. — Уже вечер ? Смотрит на руки он режет Орех, переворачивает его, внутри подробный спящий человеческий зародыш — Что за чудный Нэцке!! Когда? как я его вырезал? Проверяет полено две дыры. Ложится в постель, перед глазами зияют две дыры. Он поворочался и просыпается в полной тишине.

      Нужно еще полено,  Азат берет ножовку,  углубляется в лес. Осматривал деревья,  не зная где он,  проверяет рюкзак — Не нашел, ни одного нароста?!  Он бежит что есть мочи, пробует закрыть глаза, все деревья здоровы ни одной опухоли, нужен бук,  дикая груша секвойя, тис, но все деревья здоровы. Краем глаза он замечает что-то чужеродное в чаще. Нечто черное как выглядывающая голова, он встает— Это нарост!. Продираеться через ежевику, оказывается перед глубоким гладким оврагом. — Я тебя вижу, что ты? — Бубнит себе под нос художник.

  Весь изодранный грязный Азат ковыряет большой нарост на коленках, Так же нельзя так можно пропороть живот — пересаживаеться Азат поудобнее — Боже, какой огромный нэцке, а нет!. Правильно назвать его окимоно, ну и что! Окимоно: Большая змея скомканная в клубок, красота, красота!

   Он лазил по деревьям опять рылся в поленнице, проверял дрова соседей, он ходил по поселку находя все новые, уникальные экземпляры.

— Нэцкэ? — Вдруг одернул его кто-то на дереве — Это вы сделали?

Азат оборачивается его за фигурку оборотня на шнурке, держит хорошо одетая женщина. Азат слезает с дерева, отряхивается. Дама одета в спортивный костюм Umbro,  судя по звукам где-то в лесу рыскает пес.

— Да я их ищу, вы не видели наросты? — Выдыхает дым Азат, протирает лицо от паутины — Мне нужны наросты!

-Ну,  у меня в саду на айве есть наросты, — Обнадеживает дама,  захлопывая портсигар, она выплевывает белоснежную жвачку и  закуривает.

— Вы знаете,  я видела похожие фигурки в Японии, — Жестом просит показать нэцке поближе:

— Меня зовут Валентина Георгиевна, — Следит за реакцией художника Незнакомка.

— А я, Гадельшин Азат Шарифович.  Безработный Искатель Наростов — Сознался Азат — Я честно не знаю что происходит, но я очень хочу собрать коллекцию, не могу обьяснить сколько их должно быть мне нужно их собрать.

— Наваждение…  читала о таком, вы оказались в азарте — Многозначительно улыбается Валентина — Главное не забывать есть и спать, вы так просто загоните себя.

   Азат осматривает свою одежду и пугается он будто подорвался на мине, а потом его волокли по каменистой дороге за машиной, он не может вспомнить когда был дома последний раз, — А как же дети, где жена?

— Я хочу посмотреть еще, если это возможно — Указывает на «Оборотня» Валентина — Много вы их сделали?

-Я не знаю — Трясет головой Азат — Я их не делаю я их просто нахожу, а потом шлифую и покрываю воском.

— Очень любопытно — Улыбается Валентина — Вы знаете, я вас встречаю не в первый раз, я вас видела пару недель назад, ночью вы шли и орали чтобы вас расстреляли! Что это значит?

Азат обдумывает свой ответ, но не придумывает ничего:

— «Расстрелянный оркестр»  Это в институте, я был лучшим студентом, я был отличником, краснодипломником. Всего себя отдал работе. У меня был хороший друг Виктор Портнов, ректор в институте.  Он порекомендовал меня в Академики и я стал готовиться к этому высокому посту, я работал над конкурсной картиной полтора месяца……. — Азат чуть не забыл про собеседницу, он видит нарост вдалеке, невольно один глаз уходит в сторону рассматривать нарост, второй равнодушно смотрит на Валентину немного скучая.

— А дальше!? очень интересно. — Просит Валентина.

— Картина, мда… Я написал снег: в ряд стоят трубы оркестра, разного размера отливающие всеми оттенками меди на снегу следы сапог и брызги крови в некоторых трубах дырки от пуль на заднем плане забор из колючей проволоки черный лес, вышка с часовым. Рассветное небо. Картину я назвал «Расстрельный оркестр» Все кто видят картину в полном восторге, в первую очередь Портнов,  мы даже выпили с ним за успех. Картину отклоняют, причину выяснить нельзя,  просто нет и все.  Шок прошел Портнов успокаивает меня обещает, похлопотать. И вот я узнаю слух:  Вся комиссия смотрит затаив дыхание, всем нравится, успех обеспечен,  можно сказать. И тут к картине подходит пейзажист  Сафиуллин и разглядывает часового на вышке, он маленький, два сантиметра, силуэт.  А он говорит — вы смотрите какой убор, вытянутый конусом — Это что буденновец? Это что получаеться оркестр расстреляли буденновцы! И все, он меня просто убил, за случайный  мазок, я не выписывал часового, просто мазнул тёмной краской снизу вверх и голова получилась остренькой. А мазнул бы сверху вниз, получился бы фашист… Хотя, впрочем какая разница, теперь я понимаю, что Рашит меня по любому бы не подпустил к кормушке. .

— Где эта картина сейчас? — Хочет посмотреть Валентина.

— В Институте.  Думаю там висит — Продолжает отвлекатся Азат на нарост.

— И вы теперь не пишете? — Догадывается Валентина.- Из-за мнения?

Азат опускается и закрывает лицо,  чтобы не смотреть на эту манящую опухоль на дереве. Подбегает красивый пятнистый охотничий пес и лижет ему руки.

  — Если можешь не писать не пиши,  но ничего другого мне не хочется, просто сейчас меня манят наросты.  Меня это отпустит и я снова возьмусь за живопись,  ведь не важно в чем создавать,  Важно делать то, что в кайф и  по настоящему  чувствуешь. 

— Я хочу посмотреть ваши картины — Берёт Валентина пса на поводок — Если вы так азартно вырезаете,  уверенна,  картины у вас интересные.   


"Exchange of spots" - artist Gadelshin Azat.
«Обмен пятнами» 2011, 70 х 80 см, холст, масло, художник Гадельшин Азат. «Exchange of spots» 2011, 70 X 80 cm, oil on canvas, artist Gadelshin Azat.

«Осенний кочевник» — Повесть. Автор Тимур Гадельшин.

Глава 1: «Фабрика Черепах»

Глава 2: «Слепой охотник»

Глава 3: «Глаз Земли»

Глава 4: «Мак»

Глава 5: «Продавец Гвоздей»

Глава 6: «Вечный дождь колоколов»

Глава 7: «Автопортрет»

Глава 8: «………………..» (Ско..)

Глава 9: «Хранитель дня»

Глава 10: «…………….»

Глава 11: «……………….»

Глава 12: «……………….»

«Фабрика Черепах» ✍.: 2 комментария

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.